«Транснефть» нацелилась на пункты сдачи топлива

Госкорпорация рассчитывает заполучить все пункты сдачи-приема нефти. Чтобы контролировать качество топлива, разумеется. А не отмывать деньги, как кто-то мог подумать. Токарев уже направил обращение премьеру Мишустину, тот в свою очередь - Новаку, а Новак - в Минэнерго. И пошло оно «гулять» по министерствам…

 

Если серьезно, предлагаем вместе во всем разобраться. Итак, в начале сентября в Сети появились новости о желании «Транснефти» контролировать качество топлива. В прошлом материале, мы упоминали об этом вскользь, теперь же остановимся подробнее.

 

 

Глава «Транснефти» Николай Токарев направил обращение премьеру Михаилу Мишустину еще в конце июля. В котором попросил, когда Минэнерго начнет разрабатывать новые требования к безопасности объектов ТЭК (топливно-энергетический комплекс), учесть предложения его компании. Они касаются безопасности пунктов сдачи-приема (ПСП) топлива.

 

 

«Коммерсантъ» ссылаясь на свои источники, сообщил, что Мишустин поручил заняться предложением «Транснефти» вице-премьеру Александру Новаку. Тот же перенаправил его в Минэнерго. Ведомство ситуацию никак не прокомментировало. Как и не предприняло попыток связаться с госкомпанией.

 

После чего «Транснефть» сама решила выйти на Министерство. Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе? Вице-президент корпорации Максим Гришанин направил письмо заместителю министра Анастасии Бондаренко, где раскритиковал запланированные ведомством требования к безопасности объектам ТЭК. И подход у них «слишком узкий» (учитывает только физическую защиту от нападений), и меры недостаточные. Гришанин: «Умышленная сдача в систему смеси с искусственными химическими соединениями может остановить прокачку нефти и создать реальную угрозу всей системе транспортировки». В конце письма представитель «Транснефти» настойчиво попросил учесть предложения компании.

 

С чего все началось?

 

«Транснефть» вот уже два года безуспешно пытается взять под контроль ПСП нефти. А началось все после инцидента на нефтепроводе «Дружба». Если кратко, весной 2019 года компания Токарева обвинила дочку «Роснефти» («Самаранефтегаз») в умышленном загрязнении нефти хлорорганикой. Тогда более четырех миллионов тонн некачественного топлива ушло покупателям. После чего те потребовали от «Транснефти» сотни миллионов долларов компенсаций.

Сначала госкорпорация пыталась через суд разобраться с «Роснефтью», а когда из этого ничего не вышло, Токарев сменил тактику. В конце июня 2021 года «Транснефть» снова обвинила дочернюю компанию «Роснефти» в сдаче в систему загрязненного топлива. Якобы «Транснефть» предотвратила серьезную аварию с загрязнением 350 тысяч тонн нефти хлорорганическими соединениями. «Роснефть» от обвинений «отбрыкалась» и посоветовала «утроить тщательную проверку» конкуренту (подробнее в материале: Игра на опережение: «Транснефть» обвинила «Роснефть» в сдаче грязной нефти). Собственно в топливе ничего не нашли. Потом было еще несколько сообщений о разливе топлива компанией Сечина. Анонимных, естественно.

 

В письме Токарев напоминает, что за два года «Транснефть» восемь раз направляла в Минэнерго предложение по усилению контроля качества нефти на ПСП. Еще три раза - в правительство. После чего президент России Владимир Путин дважды поручал правительству разобраться в ситуации.

 

Далеко не все нефтяники согласны с инициативой Токарева. Оно и не удивительно, мало кому понравится, когда прямой конкурент решит контролировать его работу или в принципе руководить процессом на ПСП. Среди тех, кто против - «Роснефть» и «Сургутнефтегаз».

Вот что думает по этому поводу господин Токарев.

 

Николай Токарев:

Противодействие нефтяников внедрению контроля на частных ПСП можно расценивать как осознанные действия по сохранению условий для сдачи в систему некондиционной (грязной) нефти.

 

 

Что предлагает «Транснефть»?

 

Токарев просит ни много ни мало неограниченных полномочий на ПСП. Монополия хочет получить право на внеплановые проверки нефти на пунктах сдачи-приема топлива, установку видеонаблюдения за персоналом, организацию системы оповещения, чтобы контролировать качество нефти оператора. Еще «Транснефть» бы хотела непрерывно получать данные обо всех учетных операциях и параметрах качества нефти. И вообще контролировать средства защиты информации, конечно в рамках системы измерения количества и качества нефти на ПСП. Другими словами, получить карт-бланш на ПСП.

 

 

Если не вникать в ситуацию, все выглядит вполне логично и складно. Особенно после инцидента на нефтепроводе «Дружба». Вот только не слишком ли много полномочий хочет «Транснефть»? И не возникнет ли ситуации, когда топливо «не отправят» по причине весьма далекой от его качества?

Как бы «контроль безопасности ПСП» не стал очередной кормушкой монополиста. Токареву ли не знать, какие денежные потоки там вращаются. А с учетом того, что «Транснефть» только рассчиталась с покупателями некачественного топлива (речь о «Дружбе»), ей теперь надо пополнять закрома. Терминал в Новороссийске, конечно, хорошо для это подходит, но чего мелочиться, если можно заполучить сразу все ПСП в «личное пользование»?

Что думаете по этому поводу? Верите в искреннее желание «Транснефти» контролировать только качество нефти?

Досье