Светлана Радионова репетирует «Уральский Чернобыль»?


Об этом сообщает Футляр от виолончели

Шесть миллионов рублей – такую сумму, если верить сообщениям СМИ, выделило ФГУП ПО «Маяк», на совсем не профильную, для максимально засекреченного подразделения «Росатома» цель, – круглосуточно (!) отслеживать в прессе и интернет любые упоминания о предприятии. Правда, после того, как сообщение о таком неординарном тендере появились в телеграм-каналах, объявление было убрано. Тем не менее, вопросы остались. И первое объяснение такого внимания к собственной репутации – на этом прославленном предприятии готовятся к появлению какой-то крайне неприятной информации, которую необходимо либо скрыть, поставив «блоки», либо подготовиться к её опровержению.
Что же такого могло случиться, чтобы атомщики, до того не замеченные в пиар — операциях, присущих, скорее, интриганам от политики, либо проворовавшимся чиновникам, выделил аж шесть миллионов бюджетных рублей на «имидж»? Поясним – «Маяк» работает с ядерными материалами. По «гражданской» линии – обслуживает три крупнейших российских атомных станции, перерабатывая радиоактивные отходы. По военной – утилизирует ядерное топливо с подводных лодок стратегического назначения, а также производит оружейный плутоний для сил ядерного сдерживания. На предприятии также есть хранилища для радиоактивных отходов и мощности по их остекловыванию – переводу из жидкого в твердое состояние. Понятно, что такая производственная специфика требует максимально осторожного и высокопрофессионального обращения с радиоактивными материалами с четким соблюдением норм и требований техники безопасности. Любое отклонение чревато катастрофическими последствиями. С 1948 года, когда « завод 817 » был введен в эксплуатацию, таковых насчитывалось около тридцати с последствиями различной степени тяжести. От практически не принесших вреда до катастрофических, как в 1957 году, когда взорвалась ёмкость с радиоактивными отходами. Эта авария, получившая название «Кыштымская» по современной международной классификации занимает третье место по тяжести последствий, уступая лишь Чернобылю и Фукусиме. Последний существенный инцидент произошел в октябре 2017 года, когда сразу несколько мониторинговых центров в Европе обнаружили радиоактивный изотоп рутений в воздухе близлежащих городов, а также повышенный уровень радиации. Одновременно Росгидромет сообщил, что с 25 сентября по 1 октября в Челябинской области был зафиксирован неестественно высокий уровень радиоактивного изотопа рутения-106. На этом упоминания об отклонениях от безопасных нормативов прекратились, в российской прессе и интернете соответствующая информация замечена не была. Зато Ростехнадзор оперативно провел проверку и сообщил, что никаких нарушений в работе предприятия, которые могли бы вызвать выброс в атмосферу рутения-106, комиссия, чью деятельность курировала тогдашняя заместитель руководителя Ростехнадзора Светлана Радионова, не обнаружила. Понятно, что Радионова прикрывала собственные тылы, ведь объективное разбирательство могло выявить недостаточный контроль за состоянием оборудования и соблюдением технологических нормативов со стороны Ростехнадзора, отклонение от которых и привело к выбросу радиации. И в таком случае Светлана Геннадьевна переместилась бы не в кресло руководителя Росприроднадзора, а, в лучшем случае, в соискатели рабочих мест на бирже труда. Но, с другой стороны, она наработала опыт, как умело уходить от публичных скандалов и предотвращать распространение нежелательной информации о тех же, к примеру, авариях во вверенной сфере государственного контроля. И если учесть это обстоятельство, то можно сделать вывод: не исключено, что круглосуточный мониторинг СМИ всех видов и уровней, за шесть миллионов рублей, пытались ввести именно с целью вовремя заблокировать информацию о неких инцидентах на «Маяке», организовав затем встречную волну публикаций с лейтмотивом «всё хорошо». Не исключено также, что сделано это было по инициативе Радионовой, которая, помня о 2017 годе, в нынешнем своём качестве, также не избавлена от необходимости отвечать «в части касающейся» за безопасную работу комбината и соблюдение экологических норм. А такая ситуация умолчания приводит к тому, что возможные недостатки и провалы в соблюдении норм безопасности, возможно, и гарантируют временную неуязвимость чиновников, но чреваты крайне неприятными последствиями, когда речь идёт о радиоактивных материалах.

Досье