Игорь Чуян гнал неучтенку и спалил водочный бизнес

Некогда один из крупнейших в России производителей алкогольной продукции — холдинг «Кристалл-Лефортово» Павла Сметаны — уже почти три года как банкрот. И это при том, что еще в 2017 году, по данным участников рынка, группа была четвертым по величине производителем водки в стране. Ее бывший владелец, бизнесмен Павел Сметана считает своей главной ошибкой, за которой последовал крах алкогольного бизнеса, партнерство со «Статус-групп», бенефициаром которой считался экс-глава Росалкогольрегулирования Игорь Чуян. В интервью «Ленте.ру» Павел Сметана рассказал, как он едва не стал совладельцем «Статус-групп», кто пытался его обвинить в выводе активов накануне банкротства «Кристалл-Лефортово», и высказал собственное мнение о ситуации с банкротством «Статус-групп».

 

Вас регулярно упоминают как одного из совладельцев и бенефициаров «Статус-групп», ссылаясь в том числе на ваши собственные заявления. Как вам удалось стать бенефициаром когда-то крупнейшего в стране водочного дистрибутора?

Павел Сметана: Никогда я такого не говорил. Речь шла лишь об объединении продаж брендов «Статус-групп» и «Кристалл-Лефортово». С февраля 2017 года филиалы «Кристалл-Лефортово» на тех территориях, где они присутствовали, эксклюзивно продавали ассортимент «Статус-групп», а «Статус-групп» на территориях, где не было филиалов «Кристалл-Лефортово», на эксклюзивной основе продавала через своих региональных дистрибьюторов нашу продукцию. Это коммерческая история, имеющая разумные деловые цели.

Что пошло не так?

«Статус-групп» в 2015 году запустила схему по производству алкогольной продукции с частичной неуплатой акцизных платежей, за счет чего демпинговал, продавая водку на 30-40 рублей дешевле, чем другие участники рынка. Соответственно, у всех операторов алкогольной отрасли, торгующих крепкими напитками, в 2015 году падали продажи, а за ними — и рентабельность. От этого страдал и «Кристалл-Лефортово».

Я не собирался всю жизнь работать в алкогольной отрасли и планировал выйти из этого бизнеса. В январе-феврале 2016 года была достигнута договоренность с Игорем Чуяном и Сергеем Поповым о том, что основные активы «Кристалл-Лефортово» (два завода, филиалы и портфель торговых марок) покупает «Статус-групп». Фактически я выходил с рынка. Что в итоге и случилось, но не так, как я хотел: не продажей бизнеса, а его банкротством.

В начале 2016 года господин Чуян уже не скрывал, что имеет отношение к «Статус-групп», и говорил, что компания продолжит работать с акцизными схемами. Но спустя буквально пару месяцев у них начались проблемы: на 11 заводах в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии начались проверки, производство водки было остановлено, «Статус-групп» осталась без товарного потока.

Продажа бизнеса оказалась под вопросом?

В тот момент Игорь Чуян и Сергей Попов еще не отказывались от сделки по выкупу активов «Кристалл-Лефортово», но объяснили, что из-за «временных трудностей» они пока не могут заплатить деньги, и предложили наладить производство продукции для «Статус-групп» на заводах «Кристалл-Лефортово» на контрактной основе. Так в мае 2016 года у меня началось взаимодействие с компанией «Статус-групп».

Это была моя фатальная ошибка: в мае 2016 года я на условиях контрактного розлива начал отгружать «Статус-групп» водку в отсрочку. А затем цепочка последовательных событий привела к тому, что через полтора года, в 1 декабре 2017 года, отгрузки были прекращены, взаимодействие остановлено. Но было уже слишком поздно. Мы вошли товарными и денежными потоками в «Статус-групп» и в ОФК Банк так глубоко, что выбраться из этого уже не смогли. В «Статус-групп», ОФК Банке и в связанных с ними юрлицах у меня в совокупности пропало почти 14 миллиардов рублей.

Вам предлагали долю в «Статус-групп» и ОФК Банке?

Да. По ходу процесса, который начался с того, что мы просто производили товар, мы постепенно превратились в крупнейшего кредитора и в какой-то момент дошли до определенных обещаний. Одно из них — что после стабилизации операционной деятельности «Статус-групп» господин Чуян перепишет на меня 20 процентов доли в компании. Но до этого не дошло, поскольку «Статус-групп» так и не стабилизировал операционную деятельность.

Из официальной выписки кипрского реестра следует, что 99,9 процента долей «Статус-групп» стали собственностью кипрского офшора Metello Ltd, директором и секретарем которого являетесь вы и ваш партнер Богдан Клим…

Компания Metello зарегистрирована без моего участия. Я об этом узнал только в начале ноября 2020 года, когда господа, связанные с Игорем Чуяном, ведущие против меня различные судебные процессы, принесли эти документы в арбитражный суд. Из них следует, что я зарегистрирован в компании Metello Ltd в сентябре 2019 года. Но в декабре 2017 года началась процедура банкротства «Статус-групп». Какой смысл записываться в собственники «Статус-групп», понимая, что она уже два года находится в процессе банкротства, причем уже в конкурсном производстве? Мы с этим сейчас разбираемся. В кипрской юрисдикции в ближайшее время начнется очередной судебный процесс, адвокаты готовятся к подаче иска и оспариванию этих регистраций (в настоящий момент иск уже подан). Я компанию Metello не регистрировал, она зарегистрирована без моего участия.

Вы сказали, что связанные с Игорем Чуяном люди судятся с вами. В чем суть их претензий?

Конкуренция за привлечение к ответственности лиц, виновных в банкротстве ОФК Банка и «Статус-групп». Люди, которые виновны в банкротстве, стали придумывать, на кого возложить вину. Из массы вариантов, что руководитель банка Николай Гордеев, акционер и доверенное лицо Чуяна, и Сергей Попов, руководитель «Статус-групп» и доверенное лицо Чуяна, выбрали одинаковую модель. Гордеев в банке говорил, что я — контролирующее ОФК Банк лицо и во всем виноват, хотя я никаких сделок внутри банка не делал. И в «Статус-групп» сказали, что я — контролирующее компанию лицо, и именно с моими действиями связано доведение до банкротства.

Вас обвиняли в выводе 2,66 миллиарда рублей из ОФК Банка. Но позднее Генпрокуратура отменила возбуждение уголовного дела…

Это было сделано по заявлению одного из акционеров банка — адвоката Николая Егорова. Но разобрались, и сейчас претензий ко мне нет ни у следствия, ни у господина Егорова. Эти 2,66 миллиарда рублей пропали в самом банке, и к субсидиарной ответственности привлекаются Гордеев и Чуян. В уголовном деле, связанном с банкротством ОФК Банка, они же являются обвиняемыми.

В «Статус-групп» сложнее: компания закрытая, все товарно-денежные потоки — непубличные. Все смежные юрлица, входящие и окружающие «Статус-групп», оформлены на номинальных лиц. Соответственно, компании, оставшиеся под контролем Игоря Чуяна и Сергея Попова, вместе с группой «31 этаж» Игоря Шушарева и Арсена Ципинова выступают против меня в судебных процессах в качестве якобы независимых кредиторов.

Вы написали заявление в полицию, обвинив Игоря Чуяна и Николая Гордеева в махинациях…

В материалах дела имеются эти заявления по ОФК Банку, но следствие по ним процессуальных решений не принимает. По моему субъективному мнению, чтобы не расширять состав потерпевших, которыми в настоящее время являются АСВ и Николай Егоров. Поэтому процесс упрощен с точки зрения того, чтобы быстрее довести дело до приговора суда.

Вы обратились в органы, когда Игорь Чуян еще возглавлял Росалкогольрегулирование. Выходит, вы инициировали его отставку?

Нет, я не претендую на это. Может быть, только ускорил этот процесс на несколько месяцев. Финал был неизбежен. Процесс вышел из-под его контроля, и его сняли, чтобы история не закончилась задержанием действующего федерального чиновника.

Когда «Статус-групп» в декабре 2017 года остановила работу, господин Чуян вновь много что мне наобещал. Например, что будет отдавать долги, что можно пользоваться торговыми марками «Статус-групп» для генерации дохода и компенсации потерь. И обещал он это не только мне.

Я ждал, но в марте 2018 года стало очевидно, что обещаний он не выполняет, мало того — он начал создавать новую компанию. «Статус-групп» умерла, а товарооборот, который она генерировала на основе своих торговых марок, начал перетекать к группе компаний «31 этаж», подконтрольной предпринимателям Игорю Шушареву и Арсену Ципинову. Ушел туда из «Статус-групп» и Сергей Попов. В апреле я написал заявление в полицию, но некоторые товарищи, настроенные более оптимистично, еще ждали чего-то и попросили меня повременить с заявлением до конца мая. Так что я его подал 1 июня, Игорь Чуян тогда еще возглавлял Росалкогольрегулирование.

В чем причина банкротства «Статус-групп»?

Бездумное финансирование ОФК Банком убыточной деятельности «Статус-групп». Оба предприятия на протяжении нескольких лет рисовали себе доходы для продолжения деятельности. Увы, некогда вполне благополучный банк, для того чтобы неограниченно финансировать «Золотую мануфактуру», а потом «Статус-групп» на некую виртуальную цель захвата рынка, начал пухнуть фиктивными активами и обязательствами, показывая фиктивную прибыль, чтобы увеличивать норматив по выдаче кредитов на одного заемщика для продолжения финансирования алкогольного бизнеса.

Вы, когда объединяли продажи со «Статус-групп», не подозревали о плачевном финансовом состоянии «Статус-групп» и «ОФК Банк»?

Я не мог предположить, что люди могут так вести бизнес. В единственном 2015 году своей жизни «Статус-групп» заработал денег, но в деле они не остались. На 1 января 2015 года у «Статус-групп» был отрицательный капитал в несколько миллиардов рублей, и при выходе из «схемы» на 1 апреля 2016 года у них был отрицательный капитал. А далее и «Статус-групп», и ОФК Банк только увеличивали размер дыры, ведя убыточную деятельность и скрывая свое реальное финансовое состояние.

В чем заключалась «схема»?

Завод получал акцизную марку, производил водку, отгружал на техническую оптовую компанию; та, в свою очередь, отгружала продукцию на «Статус-групп», а «Статус-групп» продавала клиентам. В ЕГАИС отражали движение 100 бутылок. А завод отчитывался перед налоговой, что он произвел не 100 бутылок, а 10. С 90 бутылок из 100 не платился ни акциз, ни НДС.

Минувшим летом СК РФ предъявил ООО «ПК Кристалл-Лефортово» обвинение в неуплате в 2013-2016 годах налогов на сумму свыше 300 миллионов рублей. Как образовался такой большой долг?

Давайте посмотрим на масштаб неуплаты. За тот период холдинг «Кристалл-Лефортово», состоявший из четырех заводов и более чем десятка оптовых компаний, заплатил в бюджет более 60 миллиардов рублей налогов. Мне вменяют 300 миллионов. И эта сумма была выставлена по результатам выездных проверок в 2019 году, когда компания уже находилась в процедуре банкротства. Оспаривать это решение не было никакого смысла, потому что у конкурсного управляющего, который вел процедуру банкротства ООО «ПК Кристалл-Лефортово», отсутствовала мотивация поддерживать оспаривание. А у меня не было процессуальной возможности быть активной стороной судебного процесса. При таком раскладе состязательность процесса отсутствовала, и судебное решение было предопределено. Я уверен, что мои оппоненты приложили руку к этому уголовному процессу.

Ваши кредиторы утверждают, что 31 октября 2017 года вы как владелец СК «Родник» вывели в подконтрольные компании 2,6 миллиарда рублей…

Под «ваши кредиторы» вы подразумеваете «Винный торговый дом СПб» и «Профит» — компании «31 этажа» Шушарева и Ципинова (записано со слов Павла Сметаны — прим. «Ленты.ру»). В направленном мною в адрес «Ленты.ру» требовании об опровержении статьи, которое и стало причиной нашего сегодняшнего разговора, я объясняю, почему не считаю их реальными кредиторами (и опровержение, и другие мои материалы опубликованы). В 2017 году мы (в том числе и СК «Родник», входивший в холдинг «Кристалл-Лефортово» и находившийся под моим управлением) поставили в адрес компаний «Статус-групп» алкогольной продукции на миллиарды рублей, объем их товарных поставок в наш адрес был на порядки меньше. До того момента, пока работали, были встречные платежи. В момент остановки у нас остались требования к компаниям «Статус-групп» на миллиарды рублей, у ряда компаний «Статус-групп» (в том числе у «Винного торгового дома СПб» и «Профита») остались требования к нам на миллионы рублей. На момент получения товара никакого умысла в терминах уголовного кодекса у нас не было и быть не могло.

Тогда что за обвинения в фиктивных сделках?

Мы это называем «операции 31 октября 2017 года». Если бы их запланировали провести 30 ноября 2017 года, мы бы этого не сделали, уже выяснив на тот момент финансовое положение ОФК Банка. А в октябре 2017 года мы не предполагали, что совершаем операцию в предбанкротный период. Именно эта операция была предметом исследования, проводимого Следственным комитетом, когда в отношении меня было возбуждено уголовное дело, впоследствии отмененное.

Для меня это движение средств между компаниями внутри холдинга, перемещаемая ликвидность, расчеты между собой. Просто именно эта сумма привлекает внимание — из-за своей величины. Когда каждый день проходит по 30-50 миллионов рублей, это не бросается в глаза, как 2,6 миллиарда, прошедшие по цепочке юридических лиц и закончившиеся за пределами алкогольного бизнеса. Но эти деньги в марте 2017 года зашли в алкогольный бизнес, а в октябре вышли обратно. Это не был вывод средств, деньги остались в ОФК Банке и сгорели там.

Кому сейчас принадлежат торговые марки «Кристалл-Лефортово»?

Мой холдинг — это прозрачный бизнес, в котором кредиторам известен его состав, все активы, где и что расположено. Весь портфель торговых марок у меня был сконцентрирован на одном юрлице. Оно выдавало поручительства банкам по своим обязательствам. И сейчас по этим поручительствам находится в процедуре банкротства, а бренды выставлены на торги. Это мой последний актив в алкогольном бизнесе, который еще не продан.

А торговые марки «Статус-групп»?

У них два десятка юрлиц, формально не связанных между собой, и они не отвечают перед кредиторами. В момент, когда «Статус-групп» говорит кредиторам, что у них нет денег, чтобы расплатиться, торговые марки начинают мигрировать вместе с теми же людьми, что были связаны со «Статус-групп», продолжая обеспечивать им товарооборот. И сейчас те же самые люди — Ципинов и Шушарев — прекрасно продают «Добрый медведь», «Финский лед» и другие бывшие в «Статус-групп» торговые марки (записано со слов Павла Сметаны — прим. «Ленты.ру»).

Реально ли сейчас повторить акцизную историю «Статус-групп»?

В таких масштабах — уже нет. На водке использовать масштабные схемы оптимизации акцизов сейчас почти невозможно, но возможно на продаже различных винных напитков, фруктовых вин и слабоалкогольных и пивных напитков. Но только это серый бизнес. Даже «Статус-групп» долго не просуществовала. В 2013 году на подобных схемах работала «Золотая мануфактура», в 2015 году в «схеме» появилась «Статус-групп» (записано со слов Павла Сметаны — прим. «Ленты.ру»). Это все достаточно короткие истории, и заканчиваются они плохо. Я хочу, чтобы люди, приведшие меня к банкротству — Игорь Чуян, Арсен Ципинов, Игорь Шушарев и Сергей Попов, которые занимались и занимаются незаконным «схематозом» с акцизами, прекратили свою работу в алкогольной отрасли и понесли заслуженное наказание по факту банкротства «Статус-групп», ОФК Банка, «Кристалл-Лефортово». [...]

Преступная Россия.

«Преступная Россия» — одно из самых популярных российских изданий о преступности.  «Преступная Россия» публикует криминальные новости, касающиеся преступных авторитетов, сотрудников правоохранительных органов и чиновников. В среднем за три месяца аудитория crimerussia.info в России составила около 470 тыс. человек, а число просмотров страниц сайта превысило 1,8 млн, следует из статистики Liveinternet.

Во все времена, увы, преступность шла рука об руку с развитием общества – даже в самые незапамятные времена, даже тогда, когда никакого понятия о «преступности» еще и не существовало. Россия, конечно, не стала исключением, а, пожалуй, и наоборот, рухнула в эту скользкую яму, из которой до сих пор с трудом выбирается – все мы помним откровенно бандитские 90-ые, существенно повлиявшие на общественное мировоззрение. Поэтому  и криминал в России – чуть более важная и болезненная тема, чем в остальных государствах. Этот факт можно благополучно игнорировать и не замечать, но проще от этого не станет – так что если вы решили держать себя в курсе относительно того, что творится «за кулисами» дорогих кабинетов и больших дверей, то мы сейчас расскажем, где лучше всего это сделать.

Сайт «Преступная Россия» – это такое обширное СМИ о том, какой криминал происходит в нашей стране; издание часто цитируют и пересказывают, кроме того, работники портала нередко приносят эксклюзивы, которые потом наводят шороху в некоторых кругах.  Собственно, названия рубрик говорят за себя: есть «Коррупция», «Госструктуры», «Контрабанда», «Рейдерские захваты» и все в таком духе. Ни одна теневая сфера деятельности – обычных уголовников или высокопоставленных чиновников – не уйдет от внимания «Преступной России» и, соответственно, вашего.

Материалы на сайте, как правило, максимально разного характера: от обычных новостей до огромных эксклюзивных расследований, которые можно читать часами. Авторы явно сделали упор на всеобщий обхват, и каждый найдет для себя – можно бегло листать новости, а можно читать издание, как полноценную энциклопедию – пусть и посвященную не самой приятной отрасли. Из других интересных рубрик, которые зашиты в приложение – это «Громкие дела» и «Личности». Первое – целый альманах нашумевших преступлений, от самых известных и старых, до вполне себе неожиданных – но все равно в какой-то степени интересных. Второе – собственно, одна из причин регулярных блокировок сайта: в этом разделе вы можете прочитать относительно правдивую биографию многих известных чиновников, бизнесменов и политиков.

У многих, кто впервые слышит об изданиях такого рода, возникает логичный вопрос – а зачем вообще про такое читать? Зачем набивать себя негативом, которого и без того полно, стоит только высунуть голову из-под одеяла. Собственно, для этого и нужно – чтобы знать, что происходит на улицах и в кабинетах; чтобы знать правду, какой бы грустной она не была; чтобы, наконец, быть человеком – мы отличаемся от собратьев по животному миру преимущественно за счет желания развиваться и узнавать новое.

Читать все новости о криминале теперь можно на сайте Преступная Россиия crimerussia.info